Церковный календарь

случайная икона

Патриарх Никон страница - 10

Монография М.В.Зызыкина, вышедшая в 30-е годы XX века в Варшаве, разрушила фактически негативную традицию оценок трудов Никона. Автор поставил своей целью раскрыть творческий потенциал никоновых идей в системе государственно-церковных правовых отношений. По наблюдениям автора, патриарх углубил русское осмысление христианства «как нравственной животворящей силы», он представлен в книге «практическим строителем и борцом» за истину Христову, на основе которой только и возможно единение людей.

Эпоха семи Вселенских Соборов, на которых основывается вероисповедание Греко-Восточной церкви, это III-VIII века византийской истории.

Мотивы, побуждавшие Никона к деятельности. объясняются ухудшением положения церкви после издания Соборного Уложения 1649 года. Автор отрицает личные властолюбивые помыслы, которые приписывали патриарху его противники, видит главное его стремление - поднять авторитет церкви в государстве. «Никон, - пишет Зызыкин, - обращался всегда к той стороне явления, которая требовала исправления и которую выдвигала сама жизнь и реагировал на это. В виду того что Уложение наносило удар вековому положению церкви в Русском государстве, он спасал церковь от грозящего ей поглощения в государстве и потому стремился восстановить начинавшее меркнуть в его время правовое положение церкви».

Увлеченность темой помешала автору быть последовательно объективным, избежать риторического пафоса. Тем не менее с наблюдениями исторического порядка Зызыкин связывал надежду на будущее возрождение духовной культуры России: «Никон в своей личности соединяет те два класса общества (крестьянство и духовенство. - В.Р.), которые не будучи созданием государственной власти, знаменуют собой величие мощи и духа России и призваны воссоздать ее величие во славу Божию. Святой Никон патриарх собственной жизнью показал, чего может достигнуть гигантская энергия русского человека, отдавшего силы на служение Церкви и государству, и дает нам веру в творческую силу русского народа» 64.

В советскую эпоху в историографии преобладало критическое отношение к церкви и ее священнослужителям. П.П.Смирнов в категорической форме писал: «С возвышением Никона реакция получает вождя и подымает голову... Проявлением реакции было и самое сближение царя Алексея Михайловича с Никоном в 1652 г.». Автор считал его критику Соборного Уложения 1649 года реакционной, направленной против проведения прогрессивных реформ на посадах65. Н.В.Устюгов и Н.С.Чаев в очерке «Русская церковь в XVII в.» называют патриарха «властным временщиком», который «проявил слишком большое властолюбие, самолюбие, нетерпимость и жестокость»66.

Исключением можно назвать книгу академика Л.В.Черепнина «Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв.». В ней прослеживается позитивное отношение к церковной и отчасти государственной деятельности патриарха. В качестве положительного факта приводится критическая оценка Никоном Соборного Уложения; раскрывается участие его в работе земских соборов. Черепнин считал, что патриарх верно указал причину созыва земского Уложенного собора 1648/49 года. «По мысли правительства,- пишет историк, - решение о новом соборе должно было... расколоть фронт восставших, оторвать от них попутчиков». Недаром патриарх Никон впоследствии говорил: «И то всем ведомо, что збор (т.е. собор. - Л.Ч.) был не по воли, - боязни ради и междуусобия от всех черных людей, а не истинныя правды ради»67. В книге говорится о совместных действиях царя и патриарха в решении вопроса о воссоединении Украины с Россией. Ученый обратил внимание на связь известного дипломата А.Л.Ордина-Нащокина с опальным святителем и. высказал даже предположение, что царь Алексей Михайлович в конце 1664 года мог иметь намерение возвратить Никона в Московский Кремль на патриаршество68.

Из современных церковных писателей архимандрит Макарий Веретенников в своей монографии, посвященной главе Русской церкви XVI века святителю Макарию, поставил вопрос «об отношении патриарха Никона к митрополиту Макарию». Важная историческая проблема касается значения древнерусской книжности и ее известных представителей в трудах патриарха. Автор пишет: «Митрополит Макарий и патриарх Никон - выдающиеся книжники своего времени. Святейший патриарх, продолжая труды своего предшественника, обращается к первоисточникам, обогатив русский книжный фонд греческими рукописями». В монографии верно указано, что объединяло обоих - приверженность к древнерусской книжной традиции. Но для решения проблемы важны также и знания о различиях в их мировоззрении, поскольку они представляли разные исторические эпохи культурного развития России. Принимаем авторское мнение о патриархе Никоне как «большом почитателе святителя Филиппа»69. По нашему наблюдению, митрополит-мученик Филипп ближе был патриарху, чем митрополит Макарий. Для Никона, как и для Филиппа, «исповедание правды было столь же обязательно, как и исповедание веры»70. В своем «Возражении. ..» патриарх писал: «Всяк не творяй правду, несть от Бога»71.

Широкий диапазон мнений и суждений о патриархе Никоне в литературе на протяжении более двух столетий невозможно объяснить, ограничиваясь словесной формулой. Без нового прочтения введенных в научный оборот источников, без архивных находок и обращения к духовной культуре XVII века нельзя даже приблизиться к истине. В настоящее время медиевисты пришли к единому мнению о том, что восприятие далекой эпохи ее современниками отличается от научного взгляда72. Так, немецкий историк Эрнст Питц пишет: теперь нельзя «просто (как в XIX в. - В.Р.) попытаться представить события такими, какими они были на самом деле... ибо оно (“просто”. - В.Р.) в принципе исключает всю ту громадную предварительную работу, которая необходима, для того чтобы вновь вызвать к жизни ушедший мир представлений, возродить его в качестве фона самого бытия, существования и возникновения воспроизводимых событий»73. В Средневековье именно церковь была структурой, формировавшей духовную жизнь в обществе и государстве74. При всей множественности определений понятия культура, никто из авторов75 не отрицает в ней духовного содержания, или духовности .

В 1984 году во Введении к трехтомнику по истории культуры Византии З.В.Удальцовой сформулировано понятие «культура» в широких пределах: «...в феномене “культура” органически сочетаются, сливаются воедино материальная и духовная сферы созидательной, творческой деятельности людей, направляемые разумом, трудом и талантом человека»76. Содержательный смысл формулы не утратил своего значения. Единство духовной и материальной сфер культуры присутствует в реальной действительности, в каждой исторически сложившейся системе общения людей. Но когда обращаемся к письменным источникам, обнаруживаем как единство, так и разделение материального и духовного. Чтобы представить культуру другой, далекой от нас эпохи, необходимо мысленно разделить материальную и духовную сферы, так как каждая должна быть понята сначала через собственные внутренние связи.

Дух, духовность - философский термин, означает нематериальное начало, противополагаемое телесному; историческое понятие «духовности» шире и конкретнее; отличается оно и от религиозных представлений, означающих все, что касается Православной веры, церковных дел и подлежит ведению духовенства.


« Предыдущая Оглавление Следующая »