Церковный календарь

случайная икона

Патриарх Никон страница - 11

Определение культуры предложил в 1973 году Л.Е.Кертман: «...культура - это духовная жизнь общества, детерминированная в своих характеристиках условиями материальной жизни и социальных отношений, а также оказывающая на них обратное влияние»77. В этой словесной рациональной формуле отсутствуют признаки исторической конкретности и человеческого активного фактора, хотя верно обозначено значение логоса (гр. logos - понятие, благая мысль, разум). Принимаем авторское положение о том, что «комплексное историко-культурное исследование - дело историка», последний «может и должен воспользоваться результатами исследований специалистов литературоведов, искусствоведов и т.д.; он не претендует на то, чтобы подменить их»78. В позднее Средневековье духовную жизнь определяют церковь, религиозное искусство, книгопечатание, возросшие культурные связи с европейскими странами и другие факторы79. Однако над печатным текстом по-прежнему еще превалирует письменный источник в качестве документа, эпистолии, авторской рукописи80.

Предлагаемая монография-публикация, посвященная личности и книжным трудам патриарха Никона, относится к малопознанной еще области духовной культуры81. Исторический анализ строится на базе достижений российских и отчасти западноевропейских медиевистов. Источниковедческая методика определяется трудами академика Л.В.Черепнина, требовавшего от автора прежде всего достоверности, «каждый источник представляет историческое явление», характеризуется фактом своего возникновения «в определенных условиях времени и места... он носит на себе отпечаток именно этих условий». Ученый отказался от иллюстративного способа использования источника, заменив его комплексно-аналитическим. В письменном источнике Черепнин различал «внешние данные», получаемые с помощью специальных исторических дисциплин (дипломатического и палеографического анализа, сфрагистики) и «внутренние признаки» - содержание документа, рукописи82. «Двойное значение в качестве исторического источника» имеют, по его наблюдению, актовые материалы, летописи, духовные и договорные грамоты: «Летописный свод служит источником, с одной стороны, для воссоздания изображаемых в нем фактов, с другой - для понимания того, как воспринимал и оценивал этот факт составитель свода»83. Можно к этому прибавить - «двойное значение в качестве исторического источника» имеют также религиозные и богословские тексты, хотя с исторической точки зрения до сих пор они изучены еще недостаточно84, как и литературные памятники, а также произведения искусства и зодчества.

Когда обращаемся к источникам церковного происхождения, необходимо учитывать различие между современной и средневековой религиозностью, которая в значительной степени определяется характером мировоззрения85. Данное положение не получило до сих пор необходимого теоретического обоснования. Отчасти только прав Эрнст Питц, писавший о «несоизмеримости средневекового мышления и восприятия с мышлением и восприятием современного человека». Автор при этом чрезмерно категоричен, утверждая, «что притупленная в результате развития научной интерпретации мира религиозность просвещенного европейца не приспособлена для понимания средневековой религиозности»86. Ближе к истине, пожалуй, мнение французского историка Филиппа Ариеса. Согласно его наблюдениям, с изменением общественного сознания меняются и формы религиозности: в результате развития системы воспитания и образования в XVI-XVII веках «моральный аспект религии начал мало-помалу практически преобладать над ее магическими или эсхатологическими аспектами. Борьба за новый моральный порядок не могла обойти вопрос о важности воспитания»87.

В России XVII века наряду с традиционным обучением грамоте происходит становление и развитие новых форм просвещения, образования и воспитания с помощью частной инициативы при участии государства и церкви88, религия при этом не утрачивает своего значения. Вместе с тем оживляются в народе противоцерковные мистические настроения. Когда в середине XVII века поднялась волна оппозиционных воззрений и эсхатологических представлений, возглавляемая патриархом Никоном церковь при одобрении царя Алексея Михайловича обращается к нравственно-просветительской и книжно-библиотечной, издательской деятельности, чтобы поднять уровень культуры и благочестия. С изданием и комментированием творений

Святых Отцов III—VIII веков, соединивших «Учение Христово» с эллиногреческой классической образованностью, открывается россиянам доступ к светским знаниям и общечеловеческой мудрости89. Реальные сдвиги в древнерусском сознании вызвали идейную борьбу, возник раскол-старообрядчество90.

Для восприятия культуры далекого прошлого на глубинном, а не внешнем эстетическом уровне необходимо рассматривать ее в ракурсе, отличном от эмпирического подхода, принятого в различных отраслях гуманитарной науки - литературоведении, языкознании, искусствоведении, исторических отраслевых знаниях, таких, как различная материальная деятельность и социальное поведение групп людей и отдельных личностей91. Все это необходимый, чрезвычайно ценный, но предварительный этап работы. Изучая источники и специальные исследования, обращаем главное внимание на два момента: мотивы действий самой различной целенаправленности, выражающие прямо или опосредованно взаимодействие традиционных представлений с новациями; на роль исторических личностей, поскольку за каждым мотивационным комплексом стоит творческий человек и народ. «Великие люди истории, - пишет Эрнст Питц, - это те, кто с помощью некой таинственной связи с массой оказались в состоянии создать такие ряды мотивов поведения, в которых испытывалась общая и острая потребность... именно эта масса, воспринимая мотивационные комплексы, созданные для них новаторами, с неотчуждаемой суверенностью индивида решает вопрос об их применимости в жизни и тем самым о форме и степени влияния великих людей»92.

При изучении духовности в указанном направлении (неразделимости целенаправленных мотивов поведения и действий), культура выступает как очеловеченный интеллектуальный процесс, протекающий в конкретной исторической ситуации. Она имеет свою периодизацию, специфику движения: после понижения уровня или упадка в отдельные исторические моменты наступает подъем, затем гармонизируется развитие в стабильной обстановке93. Веками накопленный потенциал культуры способен опережать экономический подъем и даже предупреждать общество об опасности.

Культуру Нового времени принято называть светской; это предполагает наличие в ней религиозно-церковного содержания, связанного с христианской традицией.

Известный византинист И.П.Медведев в своей книге сообщает о феноменальном явлении: «...в обедневшей, расчлененной, разграбленной, потрясаемой социальными бурями и междоусобными войнами», теряющей свои владения, «агонизирующей» империи Палеологов конца XIV - начала XV века «вдруг разгорелся яркий огонь напряженной интеллектуальной жизни». По словам автора, «история знает немало примеров, когда в кризисные и переломные моменты в жизни общества наблюдается интенсификация интеллектуальной деятельности культурной элиты. Правда, формы этой деятельности могут быть различными: бегство от реальности в науку, искусство, литературу или же, напротив, выход к решению наиболее актуальных и злободневных проблем, но сам феномен скорее закономерность, чем аномалия»94.

Взаимодействие традиционных представлений с новыми явлениями прослеживается с помощью данных семиотики - это рождение мыслей, идей, «приращение смысла», или же «создание нового смысла». По мнению Ю.М.Лотмана, «кроме коммуникативной функции текст выполняет и смыслообразующую, выступая уже не в качестве пассивной упаковки заранее данного смысла, а как генератор смыслов»95. Когда книжность начинает разносторонне представлять духовную сферу, взаимодействие смыслообразующей и коммуникативной функций - стержень развития культуры, расширяющего границы духовности. Именно в XVII веке с развитием книгопечатания для языка и собственно письма впервые создается ситуация, вызывающая творческую активность. Москва становится центром не только приказного делопроизводства, но и формирования русского книжного литературного языка. Обогащается лексика за счет переводной литературы и народной разговорной речи. С конца 40-х годов XVII века на Печатном Дворе остро встает вопрос об унификации текста издаваемых богослужебных книг и совершенствовании письма и стиля.


« Предыдущая Оглавление Следующая »