Церковный календарь

случайная икона

Патриарх Никон страница - 16

А между тем Никон идет дальше и поднимает целый комплекс острых для России XVII века проблем в связи с созданием по Уложению Монастырского приказа. В основном они касались правового положения духовенства в государстве. В нашу задачу не входит анализ содержания, остановимся лишь на некоторых наиболее актуальных, как считал и сам патриарх, тем. В его книге дается критическая оценка пенитенциарной системы суровых наказаний Результатом ее внедрения стало невозможно священнослужителям обличать гордых и сильных властью, «дабы никто не смел тяжести ради Уложенныя, никому о правде Слова Божия прооповедати»153.

Никон представляет весь «священный чин» проповедниками «Учения Христова» и заступниками православных, как бы поднимаясь над реальностью, при этом он ссылается на Правило 106 поместного собора в Карфагене (нач. V века): «Убозии от сильнейших озлобления и обиды подымахуся и того ради приходяще к епископом, стужаше им и молящеся помощи им. Епископи же овогда помогающе, овогда же не возмогающе. Сице изволиша отцы Собора сего просити у царя, да промышлением епископов изберет и поставит местников. Местницы же казнители суть церковнии, да противятся насилию и мучительству богатых и отлицают убогия от насилия их»154. Протестуя в «Возражении...» против секулярных намерений Монастырского приказа, он ставит вопрос о церковно-общественном значении вотчин, принадлежавших монастырям, соборам, епископиям и Патриархии. Эти земли не должны управляться светскими властями, так как последние воспользуются ими в собственных интересах и погубят живущих на них своей расточительностью: «Мало взяша, а болшее свое погубиша, взяша тысящи, а погубиша тмы многи, ово междуусобием, ово мором, ово воинами и иными многоразличными напастми и бедами, их же кто может исписати или исчислить порознь»155. В сочинении рекомендуется церковные владения сделать неприкосновенными. По его убеждению, это «Божие наследие», поскольку получены они в результате дарений: «...к нужнейшей потребе... давали великие государи цари и великие князи и прочие боголюбцы»156.

Рассматривая конкретно церковные села и слободы с крестьянами, патриарх именует их «церковными имениями», управляться которые должны епископами в совете с пресвитерами и дьяконами, их нельзя ни продавать, ни дарить. Епископ «ничего же от него (“церковного имения”. - В.Р.) сродником своим да не даст, аще токмо не суть убози»157. В реальной жизни такого порядка, разумеется, не существовало, это понимал и сам Никон. Он предлагает другой, отличный от боярско-приказного, путь церковных преобразований с учетом духовных потребностей и материальных нужд всего православного населения. Именно в такой связи уделяется значительное внимание, как должны распределяться доходы подати с церковных имений.

В первую очередь, согласно его рассуждениям, необходимо обеспечивать содержанием священнослужителей, от причетника и дьякона до патриарха, «яко Закон Божий повелевает служащим Олтареви от Олтаря кормитися»158. Другая не менее важная статья расходов от сборов податей с земельных владений - широкая благотворительность. По мысли Никона, «церковное богатство» есть «нищих богатство, еже сим издовляти весь освященный чин и вся причетники церковная и возраста ради сирот, и в старость пришедшим, и в немощи, и в недуги впадшим, нищим в прекормление, и многоубогие чади, и странным в прилежание, и убогим сиротам в промышление, вдовицам же пособие, девицам потребы, обидимым заступление, пленным искупление, во гладе прекормление, церквам пустым и монастырем подъятие, живым прибежище и утешение, а мертвым память»159. Известно, что Никон всю свою жизнь активно занимался благотворительностью. По словам С.В.Михайловского, он насаждал христианское благочестие путем благотворительности частной и общественной: «...старался развить и распространить эту высокую христианскую добродетель примером собственным... и в этом отношении он является величайшим первосвятителем нашей Церкви»160.

Третья расходная статья, о которой патриарх не решился даже открыто объявить тем, кому было предназначено сочинение, но он имел ее несомненно в виду, - духовно-просветительскую деятельность: создание при Патриархии, епископиях и крупных монастырях православно-культурных центров с библиотеками, типографиями, рукописными собраниями, училищами, кружками для изучения поэзии, церковного пения, иконописи и художественных ремесел («всем хотящим учению внимати»). Будучи в Москве на Патриаршем престоле с 1652 по 1658 год, он начал осуществлять свои замыслы практическими, смелыми начинаниями. По сведениям архимандрита Леонида Кавелина, патриархом собрано свыше 1300 рукописей (среди них немало древних) и печатных книг главным образом на эллиногреческом, латинском, польском, других славянских, немецком языках; значительное число их поступило в библиотеку Воскресенского Новоиерусалимского монастыря161. На покупку книг тратились не только средства домовой патриаршей казны, но и его личные келейные деньги.

«Переписная книга домовой казны патриарха Никона», составленная по царскому указу в июле 1658 года после ухода Никона с Кафедры, сообщает: «...книг описано более тысячи томов, в том числе много греческих и латинских, и печатных и письменных, и на бумаге и на пергамине». Указаны также «книги, выписанные Никоном в бытность его митрополитом Новгородским, преимущественно греко-латинские, и особенно книги, приобретенные чрез Арсения Грека, почти одни греческие и печатные и письменные. В числе греческих книг, кроме творений Отцов Церкви, здесь упоминаются и Гомер, и Софокл, и Гезиод, и Демосфен, и Геродот, и Фукидид и другие древние писатели Греции», - сообщает издатель «Переписной книги» И.Д.Беляев162. В числе книг имелись учебные пособия: «...Граматика*, печать Московская... осмьнадесять», «четыре Граматики печатные на греческом языке в белых кожах, все в четь»; также названа «Книга Уложенная». Книги и рукописи перешли затем в Патриаршую библиотеку при Успенском соборе в Московском Кремле, в Синодальную - при одноименной типографии и в ризницу Воскресенского Новоиерусалимского монастыря163.

Имеется в виду «Грамматика славянская» (М.: Печатный Двор, 11.1648) Мелетия Смотрицкого; перепечатана была с изд.: Эвье, 1619.

В 1653-1655 годах на Афон за рукописями и книгами послан патриархом Никоном келарь Троице-Сергиева монастыря Арсений Суханов, побывавший уже там во время первой своей поездки на Восток в 1649-1653 годах164. С.А.Белокуров в своем исследовании приводит ценные сведения: Арсением Сухановым привезено в Москву, затем прислано по его просьбе из афонских монастырей около 500 греческих рукописей и печатных книг. По подсчетам историка, «более всего доставлено рукописей, содержащих писания Отцов Церкви» (88 ркп.). Среди древнехристианских авторов Афанасий Великий, патриарх Александрийский; Василий Великий, епископ Кесарийский; Григорий Богослов Назианзин, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Максим Исповедник и другие165. Около 76 рукописей - «сочинения духовно-нравственного и аскетического содержания». Как и святоотеческие творения, они заказывались Никоном и его просвещенным окружением. Под покровительством патриарха в Чудовом монастыре действовало ученое братство, которым руководил ученый, филолог, переводчик и писатель Епифаний Славинецкий166. В нем занимались переводческой, издательской, педагогической, литературно-поэтической деятельностью, составлением лексиконов, учебных пособий, словарей для учащихся греко-латинских школ.

Согласно данным Белокурова, богослужебные книги занимали «далеко не первое место» среди афонских рукописей, что бесспорно свидетельствовало о возросшем интересе к учению и знанию, как «внутреннему» богословскому, так и «внешнему» светскому. В числе книг 58 рукописей представляли сочинения Гомера, Софокла, Демосфена, Плутарха, Фукидида, Аристотеля и других античных авторов. Привезено пять рукописей медицинских, в том числе лечебники, а также словари, лексиконы, грамматики на греческом и латинском языках167.


« Предыдущая Оглавление Следующая »