Церковный календарь

случайная икона

Патриарх Никон страница - 23

61 См. рец.: Дружинин В.Г. [Н.Ф.Каптерев. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович: в 2 т. Сергиев Посад, 1909 и 1912 г.] ЖМНП. СПб., 1913. №8. С. 278-313.

62 Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви: в 2 т. / [публ. А.Н.Сахарова]. Репр. воспр. изд.: Париж; УМСА-PRESS, 1959. М., 1991. Т. 2. С. 160.

63 Masai Fr. La notion de Renaissanse equivoques et malentendus Les categories en histoire. Bruxelles, 1969. P. 66, 70. Цит. по: Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 159, прим.

64 Зызыкин М.В. Патриарх Никон ... С. 9, 31.

65 Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в.: в 2 т. М.; Л. 1948. Т. 2. С. 693.

66 Устюгов Н.В., Чаев Н.С. Русская церковь в XVII в. Русское государство в XVII в.: новые явления в социально-экономической, политической и культурной жизни: сб. ст. М., 1961. С. 310, 315; см. также: Борисов Н.С. Церковные деятели средневековой Руси XIII-XVII вв. М., 1988. С. 170-194. (Дело Никона); Волков М.Я. Русская православная церковь в XVII в. С. 53-229; Ромодановская Е.К. Литературное творчество патриарха Никона и старообрядческие писатели Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих

поселений в странах Европы, Азии и Америки: сб. ст. Новосибирск, 1992. С. 40-61.

67Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978. С. 287, 333, 345. (Последний фундаментальный труд ученого.)

68Там же. С. 287.

69Макарий Веретенников, архимандрит. Новоканонизированные святые: Святитель Макарий, митрополит Московский и всея Руси (1482— 1563). М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996. С. 68-69.

70Федотов Г.П. Святые Древней Руси / предисл. Д.С.Лихачева и А.В.Меня; коммент. С.С. Бычкова. М., 1990. С. 126.

71См.: Мнения патр. Никона об Уложении и проч.: (из ответов боярину Стрешневу) ЗОРСА. СПб., 1861. Т. 2. С. 422.

72Н.И.Ульянов пишет: «...не было еще человека “познавшего” свою эпоху. Это все равно, что увидеть Монблан, стоя у его подножия. Каждая эпоха открывается не современникам, а поздним поколениям. Современники меньше всего имеют права делать о ней какие-либо заключения» (Ульянов Н.И. Скрипты: сб. ст. Ann Arbor, Michigan: Эрмитаж, 1981. С. 68). Полагаем, что опытное знание, интуиция, разум подсказывают выдающимся личностям пути преобразований, правда, не всегда такие люди привлекаются к управлению.

73Питц Эрнст. Исторические структуры: (к вопросу о так называемом кризисе методологических основ исторической науки) Философия и методология истории: сб. ст. / общ. ред. и вступ. ст. И.С.Кона. М., 1977. С. 169. (Логика и методология науки).

74См.: Лебедев А.П. Церковная историография в главных ее представителях с IV-ro века до XV-ro. 2-е изд. СПб., 1903. Т. 1. Отд. 3: Несколько сведений, замечаний и наблюдений касательно хода развития церковно-исторической науки у нас в России. С. 518-550; Философско-религиозные истоки науки: сб. ст. / отв. ред. П.П.Гайденко. М., 1997.

75В XX в. церковь оказалась за пределами науки, тем не менее такие дефиниции, как духовность, духовная жизнь, духовная культура, широко распространенные в настоящее время, употреблялись в ученых сочинениях и в советскую эпоху, хотя понятийное содержание их было ограниченным, нередко даже негативным.

76Культура Византии IV - первая половина VII в. / отв. ред. З.В.Удальцова. М., 1984. С. 6. Введение; Удальцова З.В. Византийская культура / отв. ред. Е.В.Гутнова. М., 1988.

77Кертман Л.Е. К методологии изучения культуры и критике ее идеологических концепций Новая и новейшая история. 1973. № 3. С. 42.

78Там же. С. 47.

79Имеется немало ценных конкретных исследований, относящихся к древнерусской книжности, летописанию, архитектуре, иконописанию и т.д. Однако обобщающих сочинений с историко-культурным подходом недостаточно. Для нашей работы интерес представляют отдельные специальные работы по XVII в.: Алферова Г.В. Русские города

XVI-XVII вв. М., 1989; Бусева-Давыдова И.Л. Об идейном замысле «Нового Иерусалима» патриарха Никона Иерусалим в русской литературе. М., 1994. С. 174-181; Она же. О греческом влиянии на русскую архитектуру XVII в. XVIII Международный конгресс византинистов: резюме сообщений. М., 1991. Т. 1. С. 182-183; Мельник А.Г. О византийских традициях в оформлении интерьеров церквей Ростова Великого, созданных по заказу митрополита Ионы Там же. Т. 2. С. 754-755; Ковтун Л.С. Азбуковники XVI-XVII вв. Старшая разновидность / отв. ред. Д.С.Лихачев. Л., 1989; Герменевтика древнерусской литературы XVI - начало XVIII вв. / отв. ред. А.С.Дёмин. М., 1989. Сб. 2; и др. соч.

80 В конце XX в. увидели свет ценные исследования по рукописным текстам и книгописному делу XVI-XVII вв., см.: Синицына Н.В. Максим Грек в России / отв. ред. Л.В.Черепнин. М., 1977; Водяные знаки рукописей России XVII в. по материалам Отдела рукописей ГИМ; КлоссБ.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. / отв. ред. Л.В.Черепнин, В.И.Буганов. М., 1980; Костюхина Л.М. Книжное письмо в России XVII в. М., 1974; и др.

81 В Средневековье основанием духовной культуры служила древнехристианская книжность, но восприятие ее в разные эпохи было неоднозначным. Научный подход начал формироваться в позднее Средневековье, см. лит.: И.Л. Взгляд на патристику как науку Христианское чтение. 1846. Ч. 1, № 3. С. 394-446; А.П.Лебедев называет ректора московской Духовной академии А.В.Горского историком русской духовной и церковной культуры: «Церковную историю Горский понимал не как сборник фактов, мертвых и сухих, но как науку, указывающую идею церковно-исторической жизни, смотрел на факты как на внешние показатели внутренних отношений и явлений» (Лебедев А.П. Церковная историография в главных ее представителях ... Т. 1. Отд. 3. С. 588-590).

82 Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV-XV вв.: в 2 ч. / отв. ред. С.В.Бахрушин. М.; Л. 1948. Ч. 1. С. 5.

83 Там же.

84 Церковный историк А.П.Лебедев в начале XX в. первостепенное значение придавал «истории христианского учения», которое должно определять образ мыслей интеллектуальной элиты общества и только таким образом, по его мысли, необходимо благоустраивать «общее направление умов» (Лебедев А.П. Церковная историография в главных ее представителях ... Т. 1. Отд. 3. С. 591-592).

85 Различие между современной и средневековой религиозностью наглядно выражается в эмоциональной сфере, см.: Хёйзинга Йохан. Осень Средневековья.

86 Питц Эрнст. Исторические структуры ... С. 170.

87 Ариес Филипп. Возрасты жизни Философия и методология истории: сб. ст. / общ. ред. и вступ. ст. И.С.Кона. М., 1977. С. 240. (Логика и методология науки).

88 По данной проблеме существует большая лит. XIX-XX вв., см.: Русская культура XVI-XVII вв. в трудах советских исследователей: указ. лит. на рус. яз. 1918-1977 годы. М., 1979. Гл. 11: Просвещение. Образование. Воспитание. С. 145-149; см. также: Румянцева B.C. Русская школа в XVII в. С. 214-219; Она же. Андреевский училищный монастырь в Москве в XVII в. С. 292-304; Рогов А.И. Школа и просвещение. С. 142-154; Поздеева И.В., Дадыкин А.В., Пушков В.П. Московский Печатный Двор ... Кн. 1. С. 5-171.

89 См. лит.: Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. Время патриаршества Иосифа. 2-е изд. Сергиев Посад, 1913. С. 105-168; Зеньковский Сергей. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. Miinchen, 1970. С. 102-179; Румянцева B.C. Кружок Стефана Внифантьева Общество и государство феодальной России: сб. ст., посвящ. 70-летию акад. Л.В.Черепнина / отв. ред. В.Т.Пашуто. М., 1975. С. 178-188; Она же. Тенденции развития общественного сознания и просвещения в России XVII в. Вопросы истории. 1988. № 2. С. 26-40.

90 В лит. XIX в. нередко возникновение раскола-старообрядчества связывали с активной церковной деятельностью патриарха Никона, что объективно не соответствует реальной действительности; см.: Румянцева B.C. Народное антицерковное движении в России в XVII веке. Гл. 2: У истоков религиозно-политической борьбы второй половины XVII в. С. 31-42; Она же. Патриарх Никон и Стефан Внифантьев: к постановке вопроса о церковных реформах 50-х годов XVII в. Патриарх Никон и его время. М., 2004. С. 217-226. (Труды / ГИМ; вып. 139); Она же. Патриарх Никон и Русская православная церковь в середине XVII в. Русская Православная церковь в мировой и отечественной истории: материалы всерос. науч.-практ. конф., 17-19 мая 2006 г. Н. Новгород, 2006. С. 59-65.

91 Л.В.Черепнин придерживался взгляда, что писатели, литераторы и публицисты в своем творчестве не руководствуются принципами историзма (Черепнин Л.В. Исторические взгляды классиков русской литературы. М., 1968. С. 6). В 1969 г. на Всесоюзной научной сессии «В.И. Ленин - основоположник советской исторической науки» историк подверг критике взгляды Ленина на историческое прошлое России в докладе «Некоторые проблемы истории русского феодализма в трудах В.И.Ленина». Проанализировав содержание терминологии в его трудах, Черепнин указал на два признака, характеризующих революционного вождя как публициста, угол зрения которого отличается от историка-профессионала: «...обращаясь к далекому прошлому, Ленин фиксировал внимание на тех явлениях, изучение которых было важно с точки зрения задач современной ему борьбы... Ленин в своей исследовательской работе часто шел от наблюдений за явлениями современности к их истории». Преобладание негативных и нигилистических оценок прошлого в трудах Ленина ученый объяснял тем, что его «оценки подсказаны самим подходом к проблеме». Доклад опубликован через 15 лет после выступления, см.: Черепнин Л.В. Вопросы методологии исторического исследования. Теоретические проблемы истории феодализма. С. 26, 38, 273; Румянцева B.C. Лев Владимирович Черепнин Историческая наука в России в XX веке / отв. ред. Г.Д.Алексеева. М., 1997. С. 523.

92 Питц Эрнст. Исторические структуры ... С. 179. Автор не раскрыл реальные связи между творцами-новаторами и народными массами; индивидуальность он видит не только в великих личностях, но и в «безымянной массе». Более конкретен, но утопичен в своих рассуждениях А.П.Лебедев, в начале XX столетия писал о единении общества через развитие христианской культуры, ведущей «к практическому осуществлению идеала добра и истины». По убеждению автора, «учение веры определяет образ мыслей частных лиц, законы благочестия определяют образ жизни» (Лебедев А.П. Церковная историография в главных ее представителях ... Т. 1. Отд. 3. С. 591-592).

93 В.Я.Лазарев высказал мнение, что у России обособленный от других европейских народов путь развития культуры: «...если всматриваться в многовековую даль русской культуры, оценивая не только ее письменные и вещественные памятники, но и сам дух и тип культурной жизни, нельзя... не обратить внимания на одну характерную особенность: прерывность при длительности развития. Отсутствие более или менее равной тяги на протяжении значительного времени». По словам автора, «в живой движущейся ткани нашей культуры просматриваются зияющие пустоты» {Лазарев В.Я. Трагедия социума и импульс к возделыванию духовной почвы Русское подвижничество: сб. ст. к 90-летию со дня рождения акад. Д.С.Лихачева / отв. ред. Б.В.Раушенбах. М., 1996. С. 52). Подобный взгляд как бы скользит, не проникая в духовную жизнь.

94 Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 12-13.

95 Лотман Ю.М. К современному понятию текста Семиотика культуры: тез. докл. Всесоюз. школы-семинара по семиотике культуры, 8-18 сент. 1988 г. Архангельск, 1988. С. 3-6; Он же. Проблема византийского влияния на русскую культуру в типологическом освещении Византия и Русь / отв. ред. Г.К.Вагнер. М., 1989. С. 227-235; Лотман Ю.М., Успенский Б.А. О семиотическом механизме культуры Лотман Ю.М. Избранные статьи. Таллинн, 1993. Т. 3. С. 326-343.

96 Костюхина Л.М. Почерки московских писцов XVII в. Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 173; Она же. Палеография русских рукописных книг XV-XVII вв. Русский полуустав. М., 1999. Гл. III: Русский полуустав XVII в. С. 35—36. (Труды / ГИМ; вып. 108). Автор считает «четкое и последовательное деление строк на слова» характерным отличием рукописных памятников середины XVII в. (Там же. С. 46); Румянцева B.C. К осмыслению текста печатниками и книжниками в XVII в. Русская история: проблемы менталитета: тез. докл. науч. конф., Москва, 4-6 окт. 1994 г. М., 1994. С. 92-96.

97 Хабургаев Г.А. Русский язык Очерки русской культуры XVII века. М., 1979. Ч. 2. С. 80; см. также: Успенский Б.А. Языковая ситуация и методологии исторического исследования. Теоретические проблемы истории феодализма. С. 26, 38, 273; Румянцева B.C. Лев Владимирович Черепнин Историческая наука в России в XX веке / отв. ред. Г.Д.Алексеева. М., 1997. С. 523.

92 Питц Эрнст. Исторические структуры ... С. 179. Автор не раскрыл реальные связи между творцами-новаторами и народными массами; индивидуальность он видит не только в великих личностях, но и в «безымянной массе». Более конкретен, но утопичен в своих рассуждениях А.П.Лебедев, в начале XX столетия писал о единении общества через развитие христианской культуры, ведущей «к практическому осуществлению идеала добра и истины». По убеждению автора, «учение веры определяет образ мыслей частных лиц, законы благочестия определяют образ жизни» {Лебедев А.П. Церковная историография в главных ее представителях ... Т. 1. Отд. 3. С. 591-592).

93 В.Я.Лазарев высказал мнение, что у России обособленный от других европейских народов путь развития культуры: «...если всматриваться в многовековую даль русской культуры, оценивая не только ее письменные и вещественные памятники, но и сам дух и тип культурной жизни, нельзя... не обратить внимания на одну характерную особенность: прерывность при длительности развития. Отсутствие более или менее равной тяги на протяжении значительного времени». По словам автора, «в живой движущейся ткани нашей культуры просматриваются зияющие пустоты» {Лазарев В.Я. Трагедия социума и импульс к возделыванию духовной почвы Русское подвижничество: сб. ст. к 90-летию со дня рождения акад. Д.С.Лихачева / отв. ред. Б.В.Раушен-бах. М., 1996. С. 52). Подобный взгляд как бы скользит, не проникая в духовную жизнь.

94 Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 12-13.

95 Лотман Ю.М. К современному понятию текста Семиотика культуры: тез. докл. Всесоюз. школы-семинара по семиотике культуры, 8-18сент. 1988 г. Архангельск, 1988. С. 3-6; Он же. Проблема византийского влияния на русскую культуру в типологическом освещении Византия и Русь / отв. ред. Г.К.Вагнер. М., 1989. С. 227-235; Лотман Ю.М., Успенский Б.А. О семиотическом механизме культуры И Лотман Ю.М. Избранные статьи. Таллинн, 1993. Т. 3. С. 326-343.

96 Костюхина Л.М. Почерки московских писцов XVII в. Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 173; Она же. Палеография русских рукописных книг XV-XVII вв. Русский полуустав. М., 1999. Гл. Щ; Русский полуустав XVII в. С. 35—36. (Труды / ГИМ; вып. 108). Автор считает «четкое и последовательное деление строк на слова» характерным отличием рукописных памятников середины XVII в. (Там же. С. 46); Румянцева B.C. К осмыслению текста печатниками и книжниками в XVII в. Русская история: проблемы менталитета: тез. докл. науч. конф., Москва, 4-6 окт. 1994 г. М., 1994. С. 92-96.

97 Хабургаев Г.А. Русский язык Очерки русской культуры XVII века. М., 1979. Ч. 2. С. 80; см. также: Успенский Б.А. Языковая ситуация и языковое сознание в Московской Руси: восприятие церковнославянского и русского языка Византия и Русь. М., 1989. С. 206-226; Он же. Отношение к грамматике и риторике в Древней Руси XVI-XVII вв. Избранные труды. М., 1994. Т. 1. С. 254-298.

9S См. житие и другие сочинения протопопа Аввакума: Памятники истории старообрядчества XVII в. Л., 1927. Кн. 1, вып. 1. (РИБ; т. 39); Виноградов В.В. О задачах стилистики: наблюдения над стилем «Жития протопопа Аввакума» Русская речь / под ред. Л.В.Щербы. Пг., 1923. С. 195-293; Гудзий Н.К. Протопоп Аввакум как писатель и как культурно-историческое явление Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. [М.]: Academia, [1934]. С. 7-59; Гусев В.Е. Протопоп Аввакум Петров - выдающийся русский писатель XVII в. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения / под общ. ред. Н.К.Гудзия. М., 1960. С. 5-51; Румянцева B.C. Аввакум Петров (1621-1681) Исторический лексикон. XVII век: энциклопедический справочник. 2-е изд. М., 2006. С. 6-11.

99 См.: Русская культура XVI-XVII вв. в трудах советских исследователей; Очерки русской культуры XVII века. Ч. 2; Лихачев Д. С. Развитие русской литературы X-XVII вв. 3-е изд.; Он же. Человек в литературе Древней Руси. 3-е изд. М., 2006; Новые черты в русской литературе и искусстве (XVII - начало XVIII в.): исследования и материалы по древнерусской литературе / отв. ред. А.Н.Робинсон. М., 1976; Краснобаев Б.И. Русская культура второй половины XVII - начала XIX в.

100 См. лит.: Аверинцев С.С. Типология и взаимосвязи литератур Древнего мира. М., 1971; Он же. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977; Кон КС. Вступительная статья. История в системе общественных наук. С. 5-56; Он же. В поисках себя. М., 1984; Михайлов А.В. Проблема стиля и этапы развития литературы Нового времени Теория литературных стилей: сб. ст. М., 1982. С. 311-341; Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности / отв. ред. С.С.Аверинцев. М., 1989; Он же. Европейский человек наедине с собой: очерки о культурно-исторических основаниях и пределах личного самосознания. М., 2000; Философия природы в античности и в средние века: сб. ст. / ред. П.П. Гайденко, В.В.Петров. М., 2002.

101 Ульянов Н.И. Скрипты. С. 69-70.

102 Культурно-психологический подход, предполагающий исследование взаимодействия духовной и эмоциональной природы человека, находится еще в стадии формирования, см.: Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах / отв. ред. Е.В.Шорохова, В.А.Кольцова. М., 1995. (Памятники психологической мысли).

103 Сахаров А.Н. Древняя Русь на путях к «Третьему Риму». М., 2006. С. 136.

104 Д.С.Лихачев рассматривал культуру России XVII в. в контексте западноевропейской истории. Так, он пишет: «Переход от средневековья к новому времени всегда совершается через ренессанс. И хотя в России не было ренессанса, в ней были заторможенные ренессанские явления в течение очень длительного времени, начиная с конца XIV в.» (Лихачев Д.С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 147-148). Это положение нуждается в корректировании. В зарубежной историографии оценки ренессанса отличаются полярностью (Ferguson W.K. The Renaissance in historical Thought. Five Centuries of Interpretation; Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 159). Известный специалист по эпохе Возрождения П.О.Кристеллер рассматривает западноевропейский ренессанс гуманизм как развитие начал преимущественно гуманитарных (studia humanitatis) в культуре позднего Средневековья XV - начала XVII в., при этом «отрицает какую бы то ни было философскую оригинальность гуманизма, решительно отказывается толковать гуманизм как новую идеологию, которая зародилась как реакция на идеологию предшествовавшую, и сводит его к особой традиции средневекового итальянского культурного мира - к риторике», цит. по кн.: Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 160; см.: Kristeller P.O. The Renaissance Philosophy and the mediaeval Tradition; Idem. Renaissance Thought and its sources. И.П.Медведев, посвятивший монографию византийскому гуманизму XIV-XV вв. (эпохе, предшествовавшей османскому завоеванию), сравнивая его с итальянским ренессансом, приходит к выводу: «Опыт европейской цивилизации показывает, что именно в царстве языковой культуры и гуманитарных знаний, адептами которых были прежде всего византийские гуманисты, сложились принципы мышления человека нового времени; натурфилософия и научное естествознание лишь унаследовали и развили их» (Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV-XV вв. С. 170).

Выделение Д.С.Лихачевым семнадцатого столетия из череды веков русского Средневековья по ряду признаков и прежде всего - культуре и просвещению, соответствует нашим источниковым разысканиям. По широте взаимодействий традиционной древнерусской культуры с новыми явлениями и влияниями именно эта эпоха далеко превзошла предшествующие. Однако в рамках общепринятой в советское время терминологии ученый пишет о «постепенной секуляризации культуры». Этот вопрос нуждается в уточнении. По мысли Филиппа Ариеса, в переходный период XVI-XVII вв. происходит разрушение господствующих античных и средневековых идейных установок о «фундаментальном единстве» естественного и сверхъестественного, так как началось разделение сфер, которое открыло путь к развитию европейской науки, основанной на эксперименте и опытном знании (Ариес Филипп. Возрасты жизни. С. 222).

105 Письменный документ, напрямую связанный с делопроизводством, как исторический источник достовернее повествовательного произведения, воспроизводящего сложившуюся традицию. Документальные архивы государственного и церковного происхождения - уникальное наследие XVII в. В научном плане документация, исходившая из церковных организаций, разработана еще недостаточно, см.: Румянцева B.C. Монастыри и монашество в XVII в. Монашество и монастыри в России XI-XX вв.: ист. очерки / отв. ред. Н.В.Синицына. М., 2002. С. 163-185; Она же. Краткий обзор литературы и опубликованных источников в XIX - начале XX вв. о монастырях и монашестве в России XVII в. От Древней Руси к Новой России: юбилейный сборник, посвящ. чл.-кор. РАН Я.Н.Щапову / отв. ред. А.Н.Сахаров. М., 2005. С. 268-278.

106 Так называемый «конфликт» между царем Алексеем Михайловичем и патриархом Никоном не изучен с учетом всего объема источников.

107 Основной источник о раннем периоде жизни Никона - повесть («жизнеописание»), составленная келейником Иваном Шушериным в 80-х годах XVII в. Первое издание осуществлено О.П.Козодавлевым в конце XVIII в. при содействии Российской Академии наук, см.: Житие святейшаго патриарха Никона, писанное некоторым бывшим при нем клириком. СПб., 1784; в Предисловии «От издателя» сообщается, что публикация выполнена по рукописи Иверского Богородичного м-ря. На более высоком уровне с учетом разночтений по трем спискам издана повесть архимандритом Леонидом Кавелиным, см.: Иоанн Шушерин, клирик. Известие о рождении и воспитании и о житии святейшего Никона, патриарха Московского и всея России. М., 1871. (Переизд.: М., 1908; М., 1998). Некоторые сведения о раннем периоде жизни Никона в Нижегородском уезде приводит протопоп Аввакум: «Я Никона знаю, недалеко от моей родины (села Григорова. - В.Р.) родился, между Мурашкина и Лыскова, в деревне; отец у него черемисин, а мати русалка» (Памятники истории старообрядчества XVII в. Л., 1927. Кн. 1, вып. 1. Стб. 894. (РИБ; т. 39)).

108 Келейник патриарха Никона не сообщает о книжных трудах возможно потому, что они находились под запретом в архиве Приказа Тайных дел.

109 Иоанн Шушерин, клирик. Известие о рождении и воспитании и о житии святейшего Никона ... С. 11.

110 Леонид Кавелин, архимандрит. Монастырские столовые обиходники. Столовый обиходник Волоколамского Иосифова монастыря. Столовый обиходник Спаса, что на Новом Новоспасского монастыря ЧОИДР. 1880. Кн. 3. Отд. IV. С. 24-113.

111 Николаевский П.Ф., протоиерей. Московский Печатный Двор при патриархе Никоне Христианское чтение. 1890. Ч. 1, № 1-2; Ч. 2, № 9—10; Поздеева И.В., Дадыкин А.В., Пушков В.П. Московский Печатный Двор ... Кн. 1. С. 237-238. Док. «О передаче Печатного Двора в полное ведение патриарха Никона», 1654 г., февраль.

112 Изучение книжных трудов патриарха Никона началось примерно в середине XIX в., тогда же увидели свет и первые публикации, см. историогр. обзоры: Иконников B.C. Новые материалы и труды о патриархе Никоне Университетские известия. Киев, 1888. № 6; Румянцева В. С. Патриарх Никон в отечественной историографии периода ее становления: конец XVIII - середина XIX вв. Вопросы истории. 2005. № 10. С. 156-161.

113 См. старопечатные кирилловские издания сочинений Никона периода его патриаршества: 1. «Грамота о Крестном монастыре» (М.: Печатный Двор, VI. 1656). 2. «Поучение о моровой язве (М.: Печатный Двор, VIII. 1656). 3. Патриарху относят авторство Предисловия к «Служебнику» (М.: Печатный Двор, VIII.1655), см.: Елеонская А.С. Русская публицистика второй половины XVII века. М., 1978. С. 30-31. Это первое поправленное после церковного собора 1654 г. издание Служебника. По нашему мнению, текст составлен другим автором, судя по стилю изложения. Известны имена справщиков, работавших над книгой, - старец Арсений Грек, старец Евфимий, протопоп Андреян, миряне Захарий Афанасьев и Иван Озеров, см.: Николаевский П.Ф., протоиерей. Московский Печатный Двор при патриархе Никоне Христианское чтение. 1891. Ч. 1, № 1-2; Ч. 2, № 7-8; Поздеева И.В., Дадыкин А.В., Пушков В.П. Московский Печатный Двор ... Кн. 1. С. 294-298. Док. «О выходе, переделках и продаже первого в патриаршество Никона издания книги Служебник, 1654-1658 гг.». 4. Вопрос об участии Никона в качестве одного из авторов «Дополнительных статей» в сборнике «Скрижаль» (М.: Печатный Двор, Х.1656) нуждается в специальном текстологическом исследовании. «Книга Скрижаль, - пишет С.Д.Муретов, - изданная патриархом Никоном в 1656 г., обращает на себя внимание во многих отношениях. Это прежде всего первое печатное в России, долгое время остававшееся единственным толкование православного богослужения... вместе с тем это главный источник для ознакомления с историей и характером книжной справы в первой половине XVII ст., сопровождавшейся появлением раскола старообрядчества». По наблюдению автора, не только в заглавиях статей, но и «во всем тексте “Скрижаль” буквально сходствует с греческим подлинником». Книга была прислана в Россию в 1653 г. и переведена на русский с греческого языка старцем Арсением Греком, см.: Муретов С.Д. Греческий подлинник никоновской

«Скрижали» Библиографические записки. М., 1892. № 7. С. 1-12. Прил. 5. Патриарх Никон - автор очерка «О монастыре Иверском на Св. озере, Слово похвально Богородице и о чудесах при водворении Иверской иконы на Св. озере» в сборнике «Рай Мысленный»; изд. в Иверском Богородичном м-ре. В Предисловии сообщается: «Зде же услышиши великаго господина святВишаго Никона патриарха преславная повествования о новоявленных знамениях и о строении сея святыя обители» (Рай Мысленный. Тип. Иверского м-ря, Х.1658 -VIII. 1659; Зернова А.С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI-XVII вв. С. 138-139). 6. Никону относят также авторств: книги «Каноны разные и проч.: правило истинного живота христнанского» (М.: Печатный Двор, IX.1655). Вопрос нуждается в уточнешг: А.С.Зернова пишет: «Может быть “Правило” должно было служить “восследованием” к Псалтири, которая не сохранилась и должна бы.т: занимать лл. отдельного счета, предшествующего “Правилу”» (Зернова А.С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI-XVII вв. С. 79. № 258).

114 РГАДА. Госархив. Разряд 27. Д. 140. Ч. VI. Л. 229. Текст: «Тетрати писаны уставом Никона патриарха о приезде к нему в Воскресенской монастырь чюдовского архимарита Иоакима, что ныне свягеишеи патриарх да думного дьяка Дементья Минича Башмакова, что ныне печатник» (последние три слова над строкой, скоропись, чернила).

115 О Тайном приказе как личной канцелярии царя Г.К.Котошихин сообщает: «Приказ Тайных дел; а в нем сидит диак да подьячих с 10 человек, и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя» (Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича / подгот. публ., ввод, ст., коммент. и словник Г.А.Леонтьевой. М., 2000. С. 107).

116 Эпистолография переживает подъем в IV в. в Византии, когда начался «трудный процесс духовного перерождения античного общества», тогда же «очень медленно преображается душевный строй античного человека» (Фроловский Георгий, протоиерей. Восточные Отцы IV-ro века: из чтений в Православном богословском институте в Париже. С. 7-8). Именно в эту эпоху выступили великие каппадокийцы: от святителя Василия Великого, епископа Кессарийского, дошло 365 писем - это богословские, канонические, нравственно-аскетические рассуждения и пастырские наставления. От святителя Григория Богослова, архиепископа Назианзина, - 243 письма, исполненные по правилам риторического античного искусства. Большую часть творений Иоанна Златоуста, младшего современника каппадокийцев, представляют беседы и гомилии, сохранилось 250 его писем. Эпистолии характеризуют святителя как великого христианского подвижника и аскета (см.: Василий Великий, святитель. Примите слово мое / ред. и сост. иеродиакон Никон Париманчук. М., 2006. (Письма о духовной жизни); Фроловский Георгий, протоиерей. Восточные Отцы IV-ro века: из чтений в Православном богословском институте в Париже. С. 64, 97, 209). В XIV - первой половине XV в. эпистолярное искусство в Византии переживает расцвет в связи с развитием интеллектуальных и гуманистических тенденций в средневековой культуре. По наблюдениям над источниками И.П.Медведева, «поздневизантийские эпистолографы доводят этот жанр литературной деятельности до абсолюта», см.: Медведев И.П. Византийские гуманисты XIV-XV вв. С. 11. В России середины XVII в. наблюдается повышенный интерес к эпистолярной деятельности. Основой для ее подъема являлась древнерусская книжная традиция, бытовое и деловое письмо, но главным образом развитие межличностных отношений и становление новых форм образованности. Сохранилось эпистолярное наследие царя Алексея Михайловича: его письма семье, придворным лицам, патриарху Никону; см. лит.: Письменные памятники истории Древней Руси: Летописи. Повести. Хождения. Поучения. Жития. Послания: аннотированный каталог-справочник / под ред. Я.Н.Щапова. СПб., 2003; Эпистолярное наследие Древней Руси XI—XIII вв.: исследования, тексты, переводы / сост. А.В.Понырко; отв. ред. Д.С.Лихачев. СПб., 1992;

Янин B.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте: (из раскопок 1984-1989 гг.). М., 1993; Собрание писем царя Алексея Михайловича: с приложениями уложения сокольничья пути, с пояснительною к нему запискою С.Т.Аксакова, с портретом царя и снимками его почерка / сост. и издатель П.И.Бартенев. М., 1856; Душечкина Е.В. Царь Алексей Михайлович как писатель. Постановка проблемы Культурное наследие Древней Руси (Истоки. Становление. Традиции) / отв. ред. В.Г.Базанов. М., 1976. С. 184-188; Сочинения царя Алексея Михайловича Памятники литературы Древней Руси. XVII век. М., 1988. Кн. 1. С. 499-522, 663-669. Послание на Соловки; Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа; Повесть о преставлении патриарха Иосифа (подгот. текстов и коммент. И.Ю.Серовой). Письмо к семье; Письма А.И. Матюшкину (подгот. текстов и коммент. С.А.Семячко).

117 Необходимы поиски личных писем патриарха Никона в архивах и частных коллекциях. Публикация его эпистолярного наследия, начавшаяся в XIX в., все еще не завершена, хотя и появляются новые издания, см.: Севастьянова С.К. Эпистолярное наследие патриарха Никона: Переписка с современниками. Исследование и тексты / науч. рук. Е.К.Ромодановская. М., 2007. - Обращаем внимание на следующий факт: послания Новгородского митрополита Никона царю Алексею Михайловичу в лит. называются отписками. Однако утверждение автора, что они «по форме и содержанию напоминают один из самых распространенных видов деловой письменности XVII в. - приказные отписки», спорно. М.Н.Тихомиров, опубликовавший Послание Никона царю Алексею Михайловичу и его семье (отправлено в марте 1650 г. из Новгорода, охваченного восстанием), воспринимал его не как отписку, а как важный секретный документ: Тихомиров М.Н. Классовая борьба в России в XVII в. / отв. ред. В.И.Шунков. М., 1969. С. 152-153, 340-343. (Историк, к сожалению, представил тенденциозно намерения митрополита.)

Известно письмо Никона Ф.М.Ртищеву от ноября 1663 г. из Воскресенского Новоиерусалимского м-ря (РГАДА. Госархив. Разряд 27. Д. 140. Ч. V. Л. 258а); опубл. под названием: «Грамота патриарха Никона к окольничему Федору Михайловичу Ртищеву с просьбою доложить царю его челобитную касательно появления в Вязьме польских и литовских войск и об учреждении около монастыря крепости для защищения его от неприятелей» (Гиббенет Н.А. Историческое исследование дела патриарха Никона. Ч. 2. С. 645-646). Никон называет Ртищева своим духовным сыном и другом. Письма Никона к боярину Н.А.Зюзину опубл.: ЗОРСА. СПб., 1861. Т. 2. С. 581-611. («Грамоты от Никона патриарха к Никите Алексеевичу Зюзину»). 10 писем из 11 -ти относятся ко времени оставления Никоном патриаршества, отправлялись из Воскресенского, Иверского и Крестного монастырей. В публикации отсутствуют археографическое описание, палеографический анализ, датировка, однако имеются указания на собственноручную подпись Никона, его личную печать на обороте листа. Одно только письмо (Там же. С. 584-585) было отправлено Никоном, когда он находился в Москве на Патриаршей кафедре; на обороте листа адрес: «В Путивль боярину и воеводе Никите Алексеевичу Зузину. Дьяк Лукьян Голосов. Правил Данилко прикащик» (Там же. С. 585). Н.А.Гиббенет опубликовал три письма Никона Зюзину, определил их как собственноручные (Гиббенет Н.А. Историческое исследование дела патриарха Никона. Ч. 2. С. 598-602).


« Предыдущая Оглавление Следующая »