Церковный календарь

случайная икона

РАЗДЕЛ II

«ПРАВИЛА ХРИСТИАНСКОЙ ЖИЗНИ (“НУЖНЕИШИА ЗАПОВЕДИ”)». ИССЛЕДОВАНИЕ РУКОПИСИ ПАТРИАРХА НИКОНА

Археографическое описание рукописи

Авторское произведение XVII века может остаться безмолвным и не раскрыться как драгоценный источник своей эпохи без источниковедческого исследования. В рукописном наследии патриарха Никона сочинение «Правила христианской жизни» представлено в единственном экземпляре в составе документов и бумаг «Дела патриарха Никона» архива Тайного приказа: РГАДА. Госархив. Разряд 27. On. 1. Д. 140. Ч. 1. Л. 298—393 (л. 298а - литерный). Прослежен примерный путь бытования рукописи на протяжении XVII-XX веков: сначала она поступила от патриарха Никона во Дворец в Приказ Тайных дел, который являлся личной канцелярией царя Алексея Михайловича. После кончины царя в январе 1676 года рукопись хранилась в архиве Тайного приказа1, с XIX века и по настоящее время находится в РГАДА. Обнаружена рукопись протоиереем Львом Лебедевым в конце XX века. В 2003 году сочинение опубликовано литературоведом С.К.Севастьяновой2. Однако рукопись не исследована с исторической позиции: отсутствует комплексный источниковедческий анализ, включающий кодикологическое, палеографическое исследование и текстологические наблюдения. Это необходимо для уточнения авторско-составительской работы, датировки, выяснения обстоятельств появления сочинения, а в конечном счете для использования в качестве исторического источника, чтобы последний, по образному выражению палеографа Л.М.Костюхиной, «заговорил и заговорил правильно»3.

В документах Приказа Тайных дел не найдено каких-либо сведений о сочинении4. Не имеется «датирующих» записей в самой рукописи, отсутствуют упоминания о ней в посланиях патриарха

Никона царю Алексею Михайловичу и в письмах его частным лицам5. Отношение царя к «Правилам христианской жизни» неизвестно. Но все-таки есть основание считать, что с рукописью знакомились современники и прежде всего близкие Алексею Михайловичу лица6. Л. 298а и 393 об. - первый и последний - самые зачитанные: затертости и загрязнения особенно заметны на лицевой стороне, в правом нижнем углу. Следы затертости обнаружены на л. 321 об., 326, 328, 329 об., 330, 338, 339, 348 об., 349, 353 об., 362, 370, 378, 379, 381, 384, 385 об., 386, 388, 391 об.; загрязнения на л. 301,302 об.

Первым в печати высказался в 1995 году Лев Лебедев. Он полагал, что сочинение адресовано царю Алексею Михайловичу, подчеркнув религиозно-этическую его направленность: выразилось «архипастырское и человеческое стремление Никона выправить душу Алексея Михайловича»7. Лев Лебедев не изучал собственно рукопись, а следовал за архивными записями XIX века, когда писал: «Это большое сочинение патриарха под условным названием “Наставление христианину” на 103 листах (206 страниц), датированное 1660 годом. Оно представляет собой выписки из Св. Писания Нового Завета, собранные по тематическим главам и снабженные краткими пояснениями Никона. Патриарх пишет, что составлял эту “тетрадь” из “нужнейших Заповедей Божиих, без них же невозможно никакому христианину спастися” для того, чтобы царь познал “недостаточество свое перед Господом Богом” и сделался милостив к нему, Никону»8. Вызывает возражение авторское мнение: сочинение написано патриархом с целью вернуть расположение царя Алексея Михайловича9. Ошибочно указано количество листов в рукописи, не дано никакого обоснования предложенной датировке. Своеобразие структуры сочинения верно подмечено, но авторско-составительское начало осталось не раскрытым.

В публикации С.К.Севастьяновой «Материалы к “Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона”» сочинение издано под названием «“Наставление царю” патриарха Никона». Оно отличается от предложенного Львом Лебедевым, который видел в сочинении не «повествование» или «сборник», а «важный документ»10. Севастьяновой поставлена проблема авторства и предложено свое решение: «На мой взгляд, связывать составление этого сборника... с Никоном можно по сделанным его рукой комментариям и цитатам из книги “Кормчей” (л. 309, 310, 327 об., 330 об., 331) и предисловию (л. 298а). Цитируя Евангелия и тексты апостольских посланий, патриарх Никон создает единое цельное повествование»11. В книге не разграничивается книжный полуустав, которым исполнен текст сочинения, и скоропись четырех небольших вставок на полях л. 309, 310, 327 об. и 330 об. -331. Вставки, или Дополнительный текст (наше определение) Севастьянова называет автографом Никона, но не подтверждает свое положение источниковедческим исследованием, а следует за архивистом XIX века, сделавшим описание рукописи (см. ниже). Предисловием именуется Сопроводительное письмо, или записка к рукописи, переданной царю Алексею Михайловичу.

Ценное в рассматриваемой публикации - установление источника и обоснование его с помощью развернутой таблицы12, над которым трудился патриарх Никон. Это «Нравоучительные Правила» Василия Великого в составе «Книги о постничестве» («Аскетикон»), изданной в Остроге в 1594 г. На титульном листе вместо названия: «Книга иже в святых Отца нашего Василиа Великаго, архиепископа Кесариа Каппадокииская». Указана цель публикации: «Ныне же путем чина Заповедеи Господних шествующе Василиа Великаго на исцеление виутренего человека»13. Издатели во главе с князем К.К.Острожским воспринимали объемный труд Василия Кесарийского, написанный для монашествующих, как собрание Заповедей Новозаветных, необходимых для изучения и руководства в жизни.

«Нравоучительные Правила» представляют собой вводную часть «Книги о постничестве» (л. 63-145). По-видимому, они созданы были первоначально и рекомендованы для всех православных христиан. В патрологических трудах конца XVIII - начала XX века сочинение называется по-разному - «Богоугодные Правила», «Нравственные Правила», «Правила из подвижнической книги Василия Великого», «Собрание нравственных изречений», «Нравоучительные Правила»14. Патриарх Никон не случайно обратил внимание именно на вводную часть «Аскетикона», для того чтобы раскрыть религиозно-нравственное содержание «Учения Христова». Архиепископ Филарет Гумилевский в середине XIX века писал: «...немногие так глубоко проникали в основание нравственности, как проникал Василий, он предлагал чистое Евангельское учение о нравственности», которое должно раскрываться «и в жизни, и в учении»15. На Руси с конца XIV века стала известной в монашеской среде «Книга о постничестве», или «Слова Постнические Василия Великого» (1388 г.). Сохранились списки XIV-XVII веков в российских архивохранилищах. Несколько рукописей на эллиногреческом языке привезено по заказу патриарха монахом Арсением Сухановым из афонских монастырей16.

Василий Великий дал ясное объяснение причины написания «Нравоучительных Правил» в вводном разделе своей книги: «Егда я достигнул... мужескаго возраста и часто странствуя и следственно входя во многия дела, приметил во всех других в художествах и знаниях тщательно упражняющихся весьма великое друг с другом согласие, а в единой токмо Церкви Божией увидел я между многими великое некое и чрезмерное как между собою, так и в толковании Божественнаго Писания несогласие. Потом вникнув в причину сего несогласия нашел, что все сие происходит от того, что каждый из христиан отступает от Учения Христова, а свои мнения и уставы издает на место Заповедей Господних»17.


« Предыдущая Оглавление Следующая »